Неоникотиноиды — виновны или нет?

Неоникотиноиды — виновны или нет?
За последние 50 лет численность медоносных пчел в мире сократилась вдвое. В США в прошедшем году отмечены самые высокие за все годы потери пчелиных семей: крупные пасеки потеряли более 60% пчел.
пчелы

Идентификация «преступника» оказалась не простой задачей. Подозревают патогены, паразитов, инсектициды, нарушение экологии, агротехнику, мобильные телефоны и т.п. Недавно в центре внимания оказались неоникотиноиды — новая группа инсектицидов, используемых в защите растений. Результаты исследований их влияния на пчел оказались противоречивыми и вызвали волну политических дискуссий.

Известно, что 31 января 2013 года Европейская комиссия предложила ввести двухлетний мораторий на применение неоникотиноидов в странах Евросоюза. Это, по мнению комиссии, дало бы ученым больше времени на то, чтобы определить степень влияния инсектицидов на популяцию пчел Европы. Однако 9 из 27 стран-членов ЕС провалили принятие этого предложения, в результате решение было заблокировано. Комиссия, однако, не сдается и планирует вернуться к голосованию.

На прошлой неделе Комитет по охране окружающей среды Палаты общин Великобритании также призвал ввести запрет на применение трех неоникотиноидов, чтобы защитить насекомых-опылителей.

дай пчелам шанс

На другой стороне Атлантики коалиция пасечников и группа, представляющая общественные интересы, предъявили иск Управлению по охране окружающей среды США (EPA), заявив, что оно было не в состоянии «защитить насекомых-опылителей от двух неоникотиноидов».

Кроме того, Совет по защите природных ресурсов США (NRDC) в марте опубликовал отчет, в котором обвинил EPA в том, что оно «одобрило более 10000 пестицидов с некорректным процессом регистрации» и призвал к радикальным реформам в системе регистрации.

Неоникотиноиды — системные инсектициды, широко используемые в Европе и США. Поглощенные растениями действующее вещества препаратов этой группы, а точнее их остатки, попадают в пыльцу и нектар, которые собирают пчелы и другие насекомые. Проведенное в прошлом году исследование показало, что даже низкий уровень остатков никотиноидов способен влиять на поведение пчел. В одном из опытов шмели, которые контактировали с никотиноидом имидаклопридом в лаборатории, выпущенные затем в природную среду, резко уменьшили темпы прироста колоний, а в их колониях, которые изучали следующей весной, было на 85% меньше маток. В другом исследовании 30% пчел, собиравших нектар на поле, которое было обработано неоникотиноидом тиаметоксамом, не смогли найти обратную дорогу к улью.

Европейской агентство по безопасности продуктов питания (EFSA) также рассмотрело существующие литературные данные по никотиноидам, в том числе тиаметоксаму (Сингента), клотианидину (Байер) и имидаклоприду. В докладе EFSA, вышедшим в январе, содержится вывод о том, что никотиноиды представляют существенную угрозу для пчел и не должны использоваться в период цветения сельскохозяйственных культур. Это привело к тому, что появилось предложение запретить в странах ЕС использование таких препаратов и лихорадочное проведение компании «за» и «против» обеими дебатирующими сторонами.

Как бы то ни было, представитель агрохимической промышленности придерживаются обратной точки зрения. В февральском заявлении компании Сингента отчет EFSA назван «по существу дефектным». Компания предупредила, что запрет на использование никотиноидов принесет «значительный вред производителям и не даст никаких преимуществ пчелам». Экономический анализ, проведенный компаниями Байер и Сингента, показал, что запрет обойдется экономике Евросоюза в 4,5 миллиарда евро ежегодно из-за снижения урожайности и последующих потерь продукции. «Но после того, как Франция и некоторые другие страны частично запретили использование никотиноидов на рубеже веков, сельскохозяйственные культуры не пострадали, а аграрии не вернулись к более опасным пестицидам, — спорит Гулсон. — Мало доказательств того, что сельскохозяйственные культуры выгадывают от использования неоникотиноидов».

Действительно, запрет мог бы повысить урожайность, увеличив численность пчел, опыляющих сельскохозяйственные культуры. Так, в одном исследовании установлено, что опыление насекомыми увеличивает урожайность канолы и стоимость урожая на 20% по сравнению с опылением только ветром.

Тем временем, аргументы против никотиноидов продолжают накапливаться. В отчете, опубликованном в октябре прошлого года, Найджел Рэйн (Nigel Raine) из Руаяль Холлоуэй, Лондонского университета (Royal Holloway, University of London) и его коллеги изучали влияние двух никотиноидных инсектицидов в сублетальных дозах и в реальных концентрациях на поведение медоносных пчел. Хроническое воздействие этих инсектицидов резко снизило сбор нектара и увеличило смертность пчел. Но этот эффект проявился только спустя 2 недели. «Риск воздействия инсектицида оценивают в очень короткий срок — 24—48 часов, а это не дает объективного результата на медоносных пчелах», — считает он.

В прошлом месяце Сингента и Байер предложили вариант выхода из кризисной ситуации, связанной со здоровьем пчел. Они предлагают организовывать посадки цветущих растений вокруг полей, чтобы обеспечить для пчел беспестицидную среду, повысить контроль за остатками никотиноидов в урожае сельскохозяйственных культур, а также провести широкие исследования влияния паразитов и вирусных болезней пчел на снижение их численности. Источник: Graciela Flores (Грасиела Флорес) A Political Battle Over Pesticides» — www.the-scientist.com

А. Зелятров

Потомственный пчеловод, для которого разведение пчел стало частью жизни. Первый улей создал, еще когда учился в седьмом классе. Продолжает заниматься делом своего отца и деда, поэтому владеет многими секретами разведения пчел. Считает, что с каждым годом мёд дозревает и становится более полезным.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *